?

Log in

Машина счастья

В начале 70х голов прошлого века известный кибернетик Стаффорд Бир был нанят чилийским правительством во главе с Сальвадором Альенде для реализации полностью компьютеризированной системы управление экономикой или машины счастья как тогда именовали ее английские газеты.

Бир не походил на типичного спасителя социализма. Он занимал руководящую должность в United Steel, работал директором по развитию в International Publishing Corporation (в те времена одной из крупнейших медиа-компаний в мире) и вёл прибыльную консалтинговую практику. Жил он на широкую ногу, имел Роллс-Ройс и большой особняк в Суррее, оснащённый водопадом на дистанционном управлении в обеденном зале и стеклянной мозаикой с узором, основанным на последовательностях Фибоначчи.

Дабы убедить рабочих в том, что кибернетика на службе плановой экономики может раскрыть наилучшие стороны социализма, был предпринят целый ряд разъяснительных мер. В придачу к народной музыке планировалось создание монументальных настенных изображений кибернетической тематики на фабриках, а также съёмки мультфильмов и кинолент. Недоверие оставалось. «Чили управляется компьютером», — гласило в январе 1973 года заглавие статьи в британской газете The Observer, формируя тем самым восприятие планов Бира на его родине.

Центральное место в «проекте Киберсин» («кибернетическая синергия») занимала «операционная комната», где должны были приниматься кибернетически обоснованные решения по вопросам экономики. Сидящие в «операционной комнате» специалисты могли изучать критические показатели — любезно подытоженные в виде стрелок «вверх» и «вниз», — получаемые в режиме реального времени из потока данных, который стекался с заводов всей страны. Прототип «операционной комнаты» был построен в центре Сантьяго, во внутреннем дворе здания, где располагалась национальная телекоммуникационная компания. Это было шестиугольное пространство диаметром десять метров, где разместились семь белых стеклопластиковых вращающихся кресел с оранжевыми подушками и футуристические экраны на стенах. Столы и бумага были запрещены. Бир создавал будущее, и оно должно было выглядеть как будущее.

Одна из стен была зарезервирована под «проект Киберфолк» — амбициозную попытку в реальном времени отслеживать показатели счастья всей чилийской нации, как отклик на решения, принимаемые в комнате. Бир создал устройство, позволяющее гражданам страны, не покидая своих квартир, перемещать стрелку на циферблате, который, подобно вольтметру, указывал шкалу настроений от крайнего несчастья до полного блаженства. Планировалось соединить эти устройства в сеть — она должна была действовать на мощностях существующих телесетей, — таким образом представлялось возможным определить суммарное народное счастье в любой момент времени. Альгедометр, как назвали этот прибор (от греческого algos«боль», и hedone«удовольствие»), позволял измерять лишь конечную реакцию — «удовольствие или боль», чтобы показывать, работает ли государственная политика.

По материалам

http://22century.ru/popular-science-publications/cybersyn

http://www.newyorker.com/magazine/2014/10/13/planning-machine

Молчания разрушена стена,
Повержены хранители ключей,
И замок, где скрывалась тишина,
В который раз становится ничей.

Для победителя он слишком невелик,
Для побеждённого он больше не оплот,
В нём мародёром бродит пьяный крик,
А стража спит вповалку у ворот.

На главной башне провисает флаг,
И вечность с неба падает дождём.
Опять условен друг, условен враг,
И безусловно то, что два в одном.

Потоки мыслей вновь размоют суть,
Сухой остаток превратится в грязь,
Утратят цель и к этой цели путь
Свою, вполне естественную, связь.

И запустение наступит, и предел.
Всё обратится в невесомый дым.
Отважным рыцарям других хватает дел,
Они верны лишь демонам своим.

Исчезнет замок, как и не стоял,
Останется гранитная плита,
Где кто-то из последних написал:
Мы - в пустоте, и в нас - лишь пустота.

Автор неизвестен.

Tags:

Не для любви

Наше время уходит водою в песок,
Наши дни догорают в осенних кострах,
К нам всё чаще приходит задумчивый страх..
Мы не можем прижаться, мы мёрзнем и ждём,
Что согреемся чьим-то, не нашим, огнём,
Что придут к нам другие, кто будет смелей,
Кто разрубит бессмысленность наших цепей,
Кто тебя заберёт, кто меня заберёт,
Но меня - на закат, а тебя - на восход..
Мы получим последний от жизни урок.

Эмпин
http://empin.livejournal.com/89297.html

Tags:

Твою дивизию

твою дивизию сняли с марша – латать прорехи любой ценой. радистки в штабе – такие маши, что забываешь про позывной. пусть на исходе и рис, и рислинг, зато махорки ещё сполна. холодный лоб допекают мысли о том, что завтра была война, что в рукотворных полях под Ржевом уже заряжено вороньё. и солнце тщетно забилось в жерла – такое близкое и своё, и каждый первый боится сгинуть, а каждый третий зовёт Отца, но строго смотрят с портрета в спину усатый вождь и двуглавый царь, толкая грудью на амбразуры. не жаль патронов и кумача, ведь вбито накрепко: пули – дуры, а штык – особенная печаль.

твою дивизию враг не любит и накрывает огнём с небес – опять мешаются кони, люди, железо, дерево и свинец. и вот в такой трансцендентной каше вариться заживо дан приказ. орудий туберкулёзный кашель, воронки, взрывы, кровавый наст – по-настоящему, больно, насмерть. бежать, захлёбываясь «ура», бог завещает армейской пастве – добро с винтовкой добрей добра, а это значит: назад ни шагу. сто грамм для храбрости, и в окоп. и снова трассеры вместо радуг дырявят сонное молоко, которым выпиты синь и осень, иприт и радий. и поутру одни других умереть попросят, руками трогая кобуру.

твою дивизию, как несладко сгорать в землянках и блиндажах, когда атак родовые схватки торопят тужиться, чтоб дожать, когда захлёбывается ветер прогорклым дымом, сухой слюной, и мертвецами былых столетий опять бахвалится перегной. невесть кому посылать угрозы, чертей контуженных звать на бис, всерьёз лелеять последний козырь – последний выстрел длиною в жизнь, смеяться танкам в стволы и траки – достанет сил ли? красны бинты. но с душ посыпались ржа и накипь в ладони выжженной пустоты. и ангел в каске смеётся рядом…
но словно пеплом швырнёт в лицо, когда представит страна к наградам твою дивизию – семь бойцов.

(с) Майк Зиновкин

http://stihi.ru/2012/09/03/6258-

Tags:

Скажи мне, что творится, Азазель?
Как там Москва? Какие нынче нравы?
Мессир, в Москве весна, звенит капель.
Народ скорбит и плачет по Варавве.

А что же друг мой Иудейский цзар?
Я слышал, он явился наконец-то.
Владыка, у царя плохой пиар.
Погиб безвестно где-то под Донецком.

Отрадно слышать. Что же нам тогда,
Остаться здесь или явиться лично?
Мой, господин, какая в том нужда?
Они без вас справляются отлично.

И дьявол, развалясь у очага,
Поправит душ горящие поленья,
А над Москвой весна и облака,
И еле слышный шепот искупленья.

(с) Николай Калиниченко

https://www.stihi.ru/2016/03/27/4346

Джезказган

миру мир человеку волк а мне джезказган
потому что поёт и пляшет в груди кайло
я родился утром и мой акушер был пьян
цезарь умер но что мне цезарь когда светло

скоротаем ночь осуши брат чашу вина
синих глаз океан не вычерпать никому
до небесных кущей дорога лежит длинна
если сто сорок унций золота на кону

на твоём лице смерти знак ты его сотри
не проси пощады сожги на костре послов
а потом мы все дружно скажем на раз два три
хай живе гамарджоба барев дзес мазелтоф

саблей вдаришь подранка в харю ему конец
говорят в городишке есть приличный бордель...
..................................................................................

не ищи в моих снах бредовых смысла глупец
это просто дверь...
просто дверь

(с) Андрей Мартынов

https://www.stihi.ru/2014/04/29/8567

Tags:

Война и мир

[Мир]

Проснёшься утром и думаешь: мир на месте.
В окне всё то же – берёза, на ней вороны.
Гремят кастрюли на кухне и дождь по жести.
Так было в детстве. А вдруг?.. и таишься сонно.

Разбудит мама:
– Вставайте! На завтрак творог.
Гулять недолго, на улице очень сыро!

Потом вспоминаешь – боже, тебе ж за сорок.
Ещё вспоминаешь – нет никакого мира…



[Война]

К войне привыкаешь. Где-то идёт война,
А ты просыпаешься, ставишь согреться чайник.
Ты смотришь на мир из собственного окна,
А там на проталине пара собак скучает.

Войну ты включаешь с выпуском новостей.
Она похожа на выдумки Голливуда.
Её можно вместе с кофе подать в постель.
Под неё можно сексом заняться или помыть посуду.

Война утомляет флагами всех мастей,
Дешёвым пафосом безобразных прилюдных истерик.
А чтобы не было бездомных старух и убитых детей,
Выключаешь телик.

(c) Полина Орынянская
http://www.stihi.ru/2016/04/06/5883

Tags:

Скифское

Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы,
С раскосыми и жадными очами!

Для вас - века, для нас - единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы!

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!

Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Вот - срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет - не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!

О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия - Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью!...

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!

Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!

Мы любим все - и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё - и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений...

Мы помним всё - парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далекий аромат,
И Кельна дымные громады...

Мы любим плоть - и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах...
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах?

Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжелые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых...

Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные обьятья!
Пока не поздно - старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем - братья!

А если нет - нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века вас будет проклинать
Больное позднее потомство!

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей!

Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!

Но сами мы - отныне вам не щит,
Отныне в бой не вступим сами,
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами.

Не сдвинемся, когда свирепый гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить!...

В последний раз - опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!

(с) Александр Блок

Предвоенное

    В двухстах километрах от хонтийской  границы,  когда  эшелон  надолго
застрял на запасных путях  возле  какой-то  тусклой  заплеванной  станции,
новоиспеченный рядовой второго разряда Зеф,  договорившись  по-хорошему  с
охранником,  сбегал  к  колонке  за  кипятком  и  вернулся  с  портативным
приемником. Он сообщил, что на  станции  творится  совершеннейший  бедлам,
грузятся сразу две бригады, генералы перелаялись между собой,  зазевались,
и он,  Зеф,  смешавшись  с  окружавшей  их  толпой  ординарцев,  денщиков,
адъютантов позаимствовал этот приемник у одного из них.
     Теплушка встретила это сообщение смачным патриотическим ржанием.  Все
сорок человек немедленно сгрудились вокруг Зефа.  Долгое  время  не  могли
устроиться, кому-то дали по зубам, чтобы не пихался, кого-то пырнули шилом
в мягкое место, ругались и жаловались друг на друга, пока Максим, наконец,
не гаркнул: "Тихо, подонки!" Тогда все успокоились. Зеф включил приемник и
принялся ловить все станции подряд.
     Сразу выяснились любопытные вещи. Во-первых, оказалось, что война еще
не началась и что радиостанция "Голос Отцов", вопящая последнюю  неделю  о
кровопролитных сражениях  на  нашей  территории,  врет  самым  безудержным
образом.   Никаких   кровопролитных   сражений   не    было.    Хонтийская
Патриотическая Лига в ужасе орала на весь мир о том, что эти бандиты,  эти
узурпаторы, эти так называемые Неизвестные  Отцы  воспользовались  гнусной
провокацией своих наймитов в лице так называемой и пресловутой  Хонтийской
Унии Справедливости и теперь сосредотачивают свои  бронированные  орды  на
границах  многострадальной  Хонти. 


Read more...Collapse )